Письмо Е.Соболева к МЦХ и перевод из книги учителя МЦХ Гордона Фергюсона и редактора IPI Т.Малхоллана о состоянии МЦХ

Письмо Е.Соболева "Если бы мы проверяли самих себя, то избежали бы осуждения (1 Кор 11:31)"

Не так давно на просторах Интернета я натолкнулся на отрывок из книги Гордона Фергюсона «Мои три жизни». Прочтение этого отрывка натолкнуло меня на некоторые мысли, о которых я хочу поделиться ниже. Надеюсь, моя, хоть и не особо богатая событиями, биография поможет кому-то начать изучать Библию и найти Бога.

Итак, я крестился в 1994 году в С-Петербурге, Россия. На момент крещения я был студентом первого курса СПбГУ, факультета химии. До этого я около года был членом баптистской церкви в Германии. По приезду в С-Петербург я каждый день молился о том, чтобы встретить истинных христиан. Бог услышал мои молитвы и я их встретил. До сих пор с благодарностью вспоминаю и молюсь за этих людей - Сергея Федорова, Петю Наталенко, Лилю Дорофееву (ныне Падерину), Олю Перову (ныне Носову), Алену Вагизову и других. Кстати, не встретить их в то время было непросто, весь факультет знал, что они - ученики Христа. Это был тот самый Свет, который светит во тьме.

Хотя до этого я внимательно (как мне казалось) читал Библию в течение двух лет, я был поражен той смелостью, с которой ученики открывали самые «неудобные» отрывки Писания - такие как ЛК 14:33, МТ 28:18 - 20 и проч. Именно благодаря им я принял решение креститься.

Бог благословил меня, в 1995 году мне предложили работать полное время на Церковь и я оставил университет. И, хотя многие мои друзья, знакомые и родственники до сих пор не понимают этого решения, я не жалею о нем ничуть. Я получил в своей жизни гораздо больше того, что мог бы дать мне диплом химфака.

С 1995 по 2003 год я работал на церковь полное время: в С-Петербурге, Минске (в основном) и Киеве. Это время я до сих пор вспоминаю с невероятной теплотой. Я видел, как люди каялись, крестились, вылезали из пьянства и наркотиков, строили чистые отношения, женились и мечтали о том, чтобы обратить мир в нашем поколении.

В 2003 я, к сожалению, потерял веру и “вернулся на свою блевотину” (2 Петра 2:22). Вместо служения Богу я начал служить идолам - сначала успеху в бизнесе, семье и комфорту, потом - пьянству и разврату. При этом я продолжал ходить на собрания по воскресеньям, но сердце мое, разумеется, было далеко от Бога. За это я хочу попросить прощения у каждого члена Церкви Христа в Минске. Простите, что я вел двойную жизнь и не исповедовался в своих грехах. Я готов лично просить прощения за свои грехи у каждого, кому это важно, в любых подробностях - причем не только у членов минской, но и любой другой Церкви.

К 2009 году я дошел “до дна”. Я бросил жену с двумя детьми и принял решение развестись. Через некоторое время я осознал, что в этой жизни не осталось уже ничего, что меня в ней держит и совершил попытку самоубийства. Слава Богу, она не удалась.

Как бы дико это ни звучало, именно этот момент оказался для меня поворотным - я понял, что дальше падать уже некуда. В этот день я впервые за долгое время снова начал молиться Богу.

Не могу передать, насколько я благодарен Богу за то, что он дал мне покаяние.

Также я безмерно благодарен своей жене Юле за то, что она простила меня и позволила вернуться в семью. На сегодняшний момент мало что в жизни я люблю также сильно, как Юлю и моих любимых дочерей - Аню (13) и Сашу (11).

В 2010 я вернулся в восточный регион Киевской Церкви Христа. Дальше и начался тот период, ради которого, я, собственно, и затеял написание этого текста. По возвращении я, разумеется, понимал, что церковь, в которой я находился, сильно отличалась от той, в которую я крестился. Но я не могу сказать, что меня это расстраивало - мы жили в комфорте, подрастали дети, было много бытовых хлопот, да и люди вокруг в основном жили примерно так же. К сожалению, я просто отвык задавать вопросы - себе и Богу - о том, что происходит в моей жизни и в жизни церкви.

В 2010 году мой лучший друг и многолетний наставник Олег Сироткин начал задавать вопросы Кипу МакКину о Движении Бога и о том, что случилось в период 2000-2003. В результате этого он вместе с женой и детьми был отрезан от общения в киевской церкви Христа. Меня смутил не столько сам факт отрезания, сколько его формулировка. Автор “отрезательного” письма - тот самый Гордон Фергюсон (кстати, всем рекомендую к прочтению отрывок из его последней книги) в своем письме утверждал, что открывать церковь в городе, где уже есть церковь - это грех. У меня сразу появились вопросы - согрешили ли в 1991 году ученики, открывая церковь в Москве, в которой уже было много разных церквей? Может, им стоило обойти их все в надежде договориться с лидерами? Согрешило ли бостонское движение, когда начинало церкви по городам США, в которых уже точно были какие-то церкви? Если да, то почему эти открытия преподносились как радостная новость? Более того - благодаря этим открытиям мы, собственно, и крестились! Получается, мы стали учениками в результате чьего-то греха? При всем уважении мой разум отказывался в это верить, не говоря уже о сердце.

Ни один из опрошенных мной членов церкви (а там были и лидеры) не дал мне вразумительного ответа. Более того, что расстроило меня еще больше - никто из опрошенных мною людей (около 15 человек) после собрания вообще не мог припомнить, о чем говорилось в этом письме.

После этого я начал задумываться о том, что действительно происходит в моем сердце.

А именно: верю ли я в то, что написано в ев. от Луки 14:33? Я готов отдать жизнь за благовестие? Я хочу крестить людей? Хочу ли я этого так, как Бог ожидает - больше, чем что-либо в этом мире? Готов ли я за это умереть? Готов ли я вызывать окружающих меня учеников и стоять за свои убеждения до последнего? К сожалению, на большинство вопросов ответ был отрицательный. В общем, пришла пора каяться заново. Отрывок, который сломал меня окончательно и помог мое покаяние привести в действие- Откровение 3:3 “Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя.”

Я решил вернуться к тем убеждениям, с которыми крестился в 1994. В 1994 году мне было все равно, сколько у меня денег, безразлично, что я ем, где сплю и какова температура воздуха за окном. Поэтому мы целыми днями проповедовали, занимались Библией и крестили людей. Все вопросы решались на временах учения. Нам не нужно было убеждать людей в том, что церковь - это семья, это и так было очевидно всем, даже атеистам. С тех пор - с 2010 года - я живу по этим убеждениям и, по утверждениям очевидцев, даже расту в них (хоть и не так быстро, как хотелось бы). Тогда же я перешел в Международную Христианскую Церковь.

В данном тексте я не хотел бы глубоко вдаваться в вопросы, связанные с разницей в доктрине Церкви Христа и Христианской Церкви. Ее, на мой взгляд, замечательно описал Леша Ворожченко в своей статье: http://www.moscowicc.org/pochemu-ya-perexozhu-v-cerkov-v-kotoroj-my-krestilis/ Тем, кому кажется, что разницы никакой нет, а есть только амбиции Кипа и , который хочет быть главным (расхожее утверждение, которое я слышу часто), хочу сказать - поверьте, разница есть и она огромна! И я настоятельно прошу каждого, кто вдруг дочитал до этого места, отбросить личную неприязнь (ко мне ли или еще к кому-либо) и потратить несколько часов своего времени на то, чтобы разобраться в вопросе внимательно, беспристрастно и досконально. Еще раз - ВНИМАТЕЛЬНО, БЕСПРИСТРАСТНО и ДОСКОНАЛЬНО. (Деяния 17:10-12) Поверьте, мне, это того стоит. Когда-то Слово Бога подарило нам жизнь. Пренебрежение к Слову Бога будет стоить нам спасения.

В 2012 году мы с женой продали дом в пригороде Киева и переехали в центр, чтобы быть более эффективными в служении. И хотя с домом я расставался с борьбой, вскоре я понял, что это оказалось не проклятием, а благословением - Бог стал прибавлять к нам людей через крещения! В 2014 году мы переехали в Москву, чтобы помочь церкви в Москве (при том, что после шести лет жизни в Киеве наши дети почти не умели писать по-русски). И это стало благословением! Бог позволил мне увидеть чудо - наша 13-летняя дочь крестилась и стала учеником! В Москве начались группы студентов и подростков, церковь за два года выросла от 30 до 110 учеников! У нас появились группы в Нижнем Новгороде и С-Петербурге. Поверьте мне, дорогие братья и сестры, это - лучшее, что может в своей жизни христианин. Плохая новость - я понял, что убеждения гораздо легче потерять, чем вернуть. Несмотря на то, что я принял решение покаяться и вернуть первую любовь шесть лет тому назад, я до сих пор чувствую себя так, как будто мне надо учиться буквально всему - как делиться верой, как заниматься Библией и т. д. Хорошая новость - я верю, что это возможно, хоть и нелегко (МТ 7:7)!

Еще я хотел бы прояснить свое сегодняшнее отношение к Церкви Христа. Чтобы не было разночтений - для меня Церковь Христа навсегда останется местом, в котором я пришел к Богу. И я не могу сказать, что меня сильно радует, когда члены Церкви Христа называют меня раскольником и не подают руки (хотя понять их, в общем, можно). Попробую обосновать свою позицию.

Когда я крестился в 1994 году, я верил в определенные вещи. Как-то:

1)В единство через наставление (МТ 28:18-20). У каждого ученика был наставник (не номинальный, а реальный). Он действительно учил жить христианской жизнью. И если бы меня в свое время не призывали к покаянию такие люди, как Сергей Федоров, Алексей Игнатьев, Андрей Авхутский, Витя Башкир, Олег Сироткин и другие, поверьте мне, мое христианство продлилось бы очень недолго.

2) Каждый предан миссии Христа (МК 1:14-18) Все, кто крестился в первой половине девяностых, не дадут соврать - проповедовали и занимались Библией ВСЕ. Все мечтали поехать куда-то в миссионерской команде. Мы именно “горели” крестить людей, а не просто были готовы подчиняться Библии.

3) В то, что Церковь может состоять ТОЛЬКО из полностью преданных учеников. (ЛК 14:33) Если человек не приезжал на собрание (причем не только воскресное, но и в среду) - к нему ехали! Потому что понимали - если он не пришел, значит заболел либо физически, либо духовно. Я никогда не забуду, как на последней электричке уехал в Ораниенбаум к брату, которого не было на службе, прекрасно зная, что обратной электрички в этот день уже не будет. Никого такие мелочи в ту пору не интересовали.

Это только некоторые вещи из тех, которые канули в лету. Я думаю, что если вы крестились в то время (неважно в каком городе), вам несложно будет разделить лист бумаги вертикальной полосой и составить список “тогда” и “сейчас”. К слову, в лету канули (это уже к счастью) не только хорошие вещи, но и плохие. Как-то: служение статистике, тщеславные амбиции лидеров, реализуемые за счет учеников, религиозная нетерпимость и проч. Проблема в том, что вместе с плохими вещами в лету кануло ДВИЖЕНИЕ. Впрочем, иногда я встречаю членов Церкви Христа, которые утверждают, что в их жизни с 2003 года ничего не изменилось. Что тут скажешь? Сердце человеческое - глубокие воды! И я не знаю, действительно ли они верят в то, что говорят. Но, как говорил классик - “факт - упрямая вещь”. А факты говорят о том, что рост Церкви Христа после 2003 года радикально отличается от такового до 2003. Именно тогда произошли те изменения в доктрине, о которых ты, любезный читатель, я полагаю, осведомлен.

Теперь, если церковь перестала верить в то, во что она верила, когда я крестился, то что делать мне? Остаться преданным церкви (как многие меня убеждают) или остаться преданным учению?

Более того - если церковь ушла от тех убеждений, которые проповедовала, а я к ним вернулся - то, кто из нас раскольник? Желание моего сердца - чтобы все мы были одним движением! Более того, я убежден в том, что сегодня в Церкви Христа есть люди, которые любят Бога, следуют учению Христа и наследуют вечную жизнь. Но проблема в том, что церковь обратит мир только в том случае, если такие убеждения будут иметь ВСЕ ее члены. В противном случае лучшее, на что можно надеяться - создание уютной церкви, в которой будут креститься в основном дети учеников. Поручение из МТ 28:18-20 исполнено не будет.

Если у вас есть вопросы и вам не безразлично ваше спасение и спасение учеников Христа живущих вокруг вас, буду рад на конструктивный диалог в любой форме.

Всегда Ваш Женя Соболев

8967098122

Love.

PS: Я перевел вышеупомянутую часть последней книги «Мои три жизни» учителя МЦХ Гордона Фергюсона, где он и редактор издательства «IPI» Тони Малхоллан описывают сегодняшнее состояние Церквей Христа (на конец 2015 года). Прочитав ее, вам многое станет ясно изнутри. Перевод этой публикации ниже.

Перевод из книги учителя МЦХ Г.Фергюсона и редактора IPI Т.Малхоллана о состоянии МЦХ

Глава четырнадцатая

Растущее разочарование

                                

Мое первоначальное название для этой, заключительной главы было “когда я старею, оглядываюсь назад и смотрю вперед”. Это на самом деле те темы, которые я хотел бы раскрыть. Но у Тони была идея обыграть название последней главы в последней части книги - той, что посвящена традиционной церкви Христа. Мне понравилась эта идея и я использовал это название. Тем не менее, первоначальное название хорошо раскрывает суть происходящего: я старею, на протяжение всей книги я смотрю назад и мне хочется смотреть вперед. В семьдесят три года большая часть жизни уже позади - и это дает мне ту самую перспективу для взгляда, дать которую может только возраст. Мой опыт в трех разных - но связанных - типах церквей также влияет на эту перспективу. Я думаю, что то, что происходит сейчас в том движении, где я нахожусь, я вижу с учетом того, что я видел в предыдущих. У меня есть некоторые опасения - на самом деле немногие о них делятся -  но на мой взгляд у меня есть основания для этих опасений. Читая дальше эту статью, вы сможете выработать о них свой собственный взгляд. Я буду выражать эти опасения в форме вопросов, а вы, пожалуйста, подумайте - точно ли я описываю то, что происходит и если да, то как бы вы ответили на эти вопросы лично для себя. По большому счету, эти опасения касаются больше каждого из нас и наших отношений с Богом чем того или иного движения. Я не могу изменить движение и даже не могу изменить себя - но Бог, постоянно пекущийся о наших душах, может.

 

Каков наш уровень ревности по Богу?

 

Когда мы с Терезой присоединились к движению учеников, их уровень ревности по Богу казался нам нереальным - в сравнении с тем религиозным опытом, который был у нас раньше. Фокус на полной преданности постоянно вдохновлял нас проповедовать о том, что Иисус - наш истинный Господь и это определяет наши приоритеты во всех сферах нашей жизни. Это означает, что мы отрекаемся от себя, берем свой крест и несем его, следуя за ним каждый день - неважно куда это нас приведет. Мы все согласились верить в то, что ученики готовы поехать куда угодно, сделать что угодно и отречься от чего угодно. Разумеется, у нас были и слабые ученики, в основном в сердцах - не в действиях. Быть учеником значило что каждый делал все, что от него ожидалось. Ревность по Богу, преданность и уровень активности были потрясающими.

Письмо Генри Крита и его эффект меня очень встревожили - я описывал это в предыдущей главе. В частности, я описывал как у большинства учеников уровень ревности по Богу и преданности обрушился практически моментально. Я продолжал тогда проповедовать и учить о том, какая опасность подстерегает нас впереди.  Как правило тот уровень преданности, который мы устанавливаем, очень быстро становится нормой - изменить же его, после того, как мы его установили, практически невозможно. Когда я заметил, что у нас установились новые стандарты, я начал проповедовать о своих опасениях, но при этом утешал себя (и других, тех, что разделяли мои опасения) тем, что по крайней мере где-то в недрах нашей памяти сохранились воспоминания о том, что значит быть преданным и что однажды мы вернемся туда опять. При этом мы оправдывали себя различными доводами - например, что в прошлом мы были настолько вовлечены в жизнь церкви, что страдали наши семьи. Что же мы начали делать? Стали проводить больше времени с нашими семьями, при этом занимаясь тем, чем занимаются люди в мире, но не тем, чем занимаются люди в движении Бога.

                                

Люди начали выбирать в каких планах церкви они хотят участвовать, а в каких - нет. Лидеры ушли с того “острия”, на котором стояли пророки Бога и перестали радикально проповедовать об ожиданиях Бога. Со временем мы стали просто одной из тех религиозных групп, что окружают нас. У нас, впрочем, остались некоторые члены, которые по-прежнему очень горячие, но есть и другие - которые фильтруют и выбирают, какой части учения следовать, а какой нет. И первый, и второй подходы одинаково приняты большинством лидеров в большинстве церквей. Сейчас уже нет такой практики, когда горячие ученики призывают к покаянию тех, кто потерял свою преданность. Возможно, со сцены правильный стандарт во многих церквях (и даже в большинстве церквей) по-прежнему проповедуется, но что случилось с личным наставлением, которое призывает людей вернуться к их преданности Господу? Те из нас, кто в церкви уже долгое время, знают, как это было в прежние дни. И мы знаем, как это в наши дни. И мы видим разницу, не правда ли? Я много раз слышал, как моя жена молилась Богу с просьбой жить достаточно долго, чтобы видеть как мы вернемся к тому уровню ревности по Богу, что у нас когда-то был.                        

                        

Как насчет нашего ученичества?

                                

На протяжении многих лет люди спрашивают меня почему я примкнул к этому движению церквей. Мой ответ всегда был одинаков: из-за наставничества, т. е. наставления в христианстве от одного ученика к другому, ставшего практикой.  Моя первая проповедь после того, как я примкнул к Движению Учеников, называлась “недостающий ингредиент”.  Те из вас, кто слышал мои проповеди или читал мои статьи на эту тему, знают мои убеждения по этому поводу. В возрасте семидесяти трех лет мне все еще нужно наставление. Идея о том, что наставление нужно нам только до того момента, как мы достигнем определенного уровня, а после этого уже не нужно, настолько смешна, что я даже не хочу ее обсуждать. Тот уровень взрослости, которого нам надо достичь по Библии, представляет Христос. Если вы подумаете, что вы достигли его уровня, вы окажетесь ровно там, где оказался один из моих знакомых старейшин традиционной церкви в 1984. На нашем последнем времени учения он сказал мне, что уже достаточно уподобился Христу, а посему в наставлении более не нуждается. В этот момент я пришел к окончательной уверенности в том, что мне надо уволиться. С лидерами, у которых настолько неадекватное представление о христианской жизни и о них самих, никакие изменения в церкви невозможны.

                                

Еще одна идея, которую я слышал среди нас, состоит в том, что нам не нужны партнеры в наставлении (пары, тройки или еще какие-то структурные образования, которые работают на регулярной основе), но когда в нашей христианской или семейной жизни мы упираемся в какой-то момент, где нужны преобразования, то нам нужно идти и искать наставления. Для меня эта идея по уровню глупости лежит где-то за пределами уровня бессмыслицы (также, как и предыдущая). Вас это оскорбляет? Ладно - оскорбляйтесь (но продолжайте читать). Все эти идеи приводят к недостатку той самой организации наставления, через которую мы “друг через друга” могли бы донести христианские принципы куда угодно. Ее отсутствие, и я в этом уверен, и привело к огромному росту проблем в браках, в воспитании детей, к разводам, зависимостям (особенно порнографии среди мужчин) и прочих потенциально разрушительных грехо                                        

Пару лет тому назад нас с Терезой пригласили выступать на семинаре для старейшин и будущих старейшин в одной из частей США. Один или два урока так или иначе затрагивали вопросы наставничества. В какой-то момент я попросил представителей каждой церкви поделиться с группой о том, как идут дела с наставлением в их церквях. Очень предсказуемо каждый представитель сказал, что верит в то, что каждый член церкви должен быть наставляем и что это библейский принцип, но ни у одного при этом в церкви не работала организованная программа по наставлению, в которой было бы задействовано большинство церкви. Меня это не поразило и не шокировало; но обескуражило и расстроило. Эту историю я слышу повсюду на протяжении последнего десятилетия. В какой-то момент нашей истории мы смело решили, что Библия - это не просто книга, полная хороших идей, но что она наполнена приказами Бога, которые мы должны выполнять. Выглядит так, что это убеждение мы потеряли.

В прошлом году я встретился с группой более старших лидеров из традиционной церкви  - после того как вернулся в Даллас. Один из них спросил меня конкретно, почему я покинул движение традиционных церквей. Я ответил, описав попутно мои убеждения о наставничестве. Один из присутствовавших, я подозреваю, что это был старейшина и успешный бизнесмен, обработал мои мысли и использовал их в проповеди. Он использовал отрывки вроде Иакова 5:16 об исповеди в  грехах друг другу и добавил, что этот и подобные отрывки не появились в Библии просто так. Он увидел это ясно и быстро. Он был так зажжен проповедовать на эту тему, что один из его друзей мягко упрекнул его за его тон. Я же засмеялся и сказал ему, что я прекрасно все понял - мои эмоции иногда приводят к тому, что я иногда проповедую и жестче. Сейчас один из таких моментов, если вы до сих пор не заметили! На том семинаре я довольно часто подчеркивал, что придерживаюсь старомодных взглядов в вопросах назначения времени учения. Жена одного из старейшин подошла ко мне и сказала, что от моих заявлений у нее началась паника. Послушайте, я понимаю, что многие наши практики в прошлом (и наставничество - вверху списка) претворялись в жизнь в недуховной и даже греховной манере - жестко и без любви. Но это не обесценивает практики сами по себе и не говорит о том, что они неправильны. Эту привычку вытаскивать на свет ошибки прошлого - как отдельных людей, так и всего движения - и из-за них не следовать заповедям Бога надо искоренить, и искоренить ее надо сейчас.                                

                                

Как каждый из нас несет Евангелие миру?

                                                                

Когда я последний раз проверял, Великое Поручение все еще было в евангелии от Матфея 28. К сожалению, это еще одна ключевая область христианской жизни, в которой мы совершили много ошибок и в результате потеряли много людей. В свое время мы регулярно изучали Библию с нехристианами - и еще более регулярно делились своей верой. Я ненавижу тот факт, что в конце концов все это превратилось в игру цифр и в обязанность более, чем в благословение и возможность. Сатане эти изменения точно понравились, я уверен! Но на самом деле это не про обязанность и не про давление; это про сердце Бога и подражание Иисусу. Мы больше не можем прятаться за неправильными мотивами в прошлом и оправдывать таким образом наше непослушание. Мы должны обратиться к хорошей части нашей истории, при этом относясь с нетерпимостью к плохой ее части. У меня был друг из традиционной Церкви Христа, который несколько десятилетий тому назад посетил церковь в Бостоне. Он спросил одну недавно вышедшую замуж женщину о том, регулярно ли она делится своей верой. Она с удивлением посмотрела на него и не поняла вопроса. Наконец, она поняла, чего он от нее добивался и ответила: “Конечно. Я же ученик.” Когда ты последний раз сидел и занимался с кем-то Библией? Как часто ты делишься своей верой?

Если честно, это та самая область, где я больше всего молюсь, исповедуя свои грехи. Я непоследователен. Я довольно регулярно делюсь своей верой, но “рывками”. Иногда я делюсь несколько раз в день, а иногда несколько дней вообще не делюсь. Я не хочу тут быть законником и не хочу утверждать, что надо обязательно делиться верой с новым человеком каждый день. Но я хочу сказать, что проповедование должно быть неотъемлемой и постоянной частью жизни ученика. Это - очень важная часть в подражании Иисусу, который пришел найти и спасти погибших (Лк 19:10). Также это очень важная часть в подражании Павлу, который призывал нас делать то же самое (в подражании Христу). Обратите внимание на суть отрывка:

 Молитесь также и о нас, чтобы Бог отверз нам дверь для слова, возвещать тайну Христову, за которую я и в узах, дабы я открыл ее, как должно мне возвещать. Со внешними обходитесь благоразумно, пользуясь временем. Слово ваше да будет всегда с благодатию, приправлено солью, дабы вы знали, как отвечать каждому. (Колоссянам 4:3-6)

                                        

К следующей части статьи я перехожу с некоторой долей трепета. Я не хочу вас разочаровывать. Я не хочу вас пугать статистикой, но статистика все равно существует. В прошлом мы использовали статистику скорее, как мотивацию, чем как помощь в оценке ситуации. Но мой доктор, например, использует статистику - много статистики. И я рад, что он это делает. Когда у меня плохие результаты анализов, мы вместе ищем способы лечения, и я вскоре возвращаюсь для новых анализов, чтобы быть уверенным, что мое физическое состояние движется в правильном направлении. Нам точно также следует смотреть в сферу проповедования, но при этом понимать, что происходить в нашей группе, в нашей церкви, в нашей группе церквей, и в движении в целом.

 

Как мы все вместе несем Евангелие миру?                        

                                                                                                

После письма Крита мы потеряли тысячи учеников в один день. Большинство из них не оставило нас для того, чтобы искать другую церковь. Скорее, они оставили Бога. Некоторые из обеих категорий вернулись; большинство нет. Я очень благодарен тем, кто вернулся, но количество возвращений неуклонно снижается в течении последних пяти лет.  Нашему движению потребовались годы, чтобы вернуться к росту в плюс. По правде говоря, у нас были проблемы с ростом и до письма, хотя мы по прежнему планировали открытие церквей. Я упоминал в предыдущих главах об открытом форуме Христианского Университета в 2004.  Самый старый участник дискуссии был из традиционной группы - Джим Вудруф. Он высокоуважаемый проповедник и писатель, человек с очень хорошей репутацией. Когда он сделал комментарий об их группе, что сейчас последние дни умирающего движения, некоторым из членов дискуссии — это заявление не понравилось и они сказали об этом.  Это ничуть не остановило Джима, и я помню, как он повторил это трижды: два раза при наших личных встречах и один раз на общей.  Почему он не отступил? Он знал их статистику и отрицательный рост, который доходил до уменьшения членства церквей и количества самих церквей. Готовы ли мы посмотреть настолько честно на самих себя? Я молюсь о том, чтобы мы были готовы. Я ценю многое в нашем движении. Также я ценю некоторые вещи из моего прошлого, когда я был в Традиционной церкви Христа. Но я не позволяю этим вещам сделать меня сентиментальным. Факты есть факты.

Итак, какие факты нашего роста как движения на конец 2015? Позвольте мне поделиться с вами некоторыми из них.                                

                                                                                         

В целом рост в нашем движении церквей в 2015 году был 1,9%.

                                

В целом рост в церквях в США/Канаде был 1,3%.

                                

Наши 20 церквей с членством более 1000 выросли менее чем на 1%.

В этих самых больших церквях понадобилось 1175 членов церкви, чтобы прибавить одного человека.

 

Из этих 20 церквей церковь в Сан Диего имеет самый высокий процент роста (6,1%), в то время как 8 из 20 на самом деле теряют членов своих церквей.

 

Ни одна церковь в нашем движении не выросла на 100 человек или более.

 

70% всех наших церквей имеют менее 100 членов.

 

У нас всего есть 667 церквей, 381 из которых крестили от 1 до 10 человек, и 122, у которых было ноль крещений. Таким образом, из наших 667 церквей, 503 (75%) крестили от 0 до 10 человек за последние годы. 

                               

Техас, штат в котором я вырос, показывает 5,5% рост в членстве церкви за последний год, с 2939 до 3101, рост в 162 человека. Но у нас было 328 крещений и восстановлений. Благодаря растущему числу детей, которые выросли, Бог благословил нас многими крещениями подростков (мой внук был одним из них), но важно понимать то, сколько в наших общинах было обращено людей. Техас также выиграл в том, что многие христиане переехали туда за последнее десятилетие из-за хорошего состояния экономики; это также исказило настоящие показатели роста.

 

Под конец 2015 мы как раз превысили 100 000 членов церкви по всему миру. Сравните это с тем фактом, что мировая численность населения растет по крайней мере по 75 миллионов ежегодно (где-то 200 000 ежедневно).

                

Рост церкви не говорит всего, что нам нужно знать о здоровье церкви, но очевидно кое-что говорит - кое-что жизненно важное. Что эта статистика значит? Что наши самые быстрорастущие церкви растут медленно; что многие церкви не растут; что некоторые уменьшаются в численности. В целом, мы никак не влияем на население мира, которое увеличивается каждый на количество человек, вдвое превышающее наше членство. Только если мы начнем подчеркивать и снова вводить принцип “умножения” (каждый член церкви обращает одного человека в год), которому мы учили с такой силой в прошлом, мы сделаем что-то, чтобы изменить эти результаты. Когда я проповедовал в традиционных церквях, мы росли. Другие лидеры, к слову, были очень вдохновлены нашим ростом, особенно в сравнении с многими другими общинами. Но мой комментарий звучал так: если все наши общины будут расти такими же темпами, как мы, огромное большинство населения мира все равно умрет, никогда не услышав истинное послание Христа. Мы допустили фатальную ошибку в наших мыслях, когда начали сравнивать себя с другими. Вот, что Павел говорит об этом: “Мы не хотим уподобляться тем из вас, кто сам возвышает себя, или сравнивать себя с ними. Они поступают глупо, сравнивая и соизмеряя себя с самими же собой.” (2 Коринфянам 10:12) Мой вопрос нам: не начали ли мы делать тоже самое, чтобы чувствовать себя лучше?                     

                        

                                                 

        Как насчет единства в нашем движении?                        

                                        

Один мой друг проповедник однажды сказал мне, что, когда он был новообращенным христианином, лидер сказал ему, что единство - это самый большой вызов для нашего движения. Он попал прямо в точку. Недостача единства гарантирует поражение; наличие единства гарантирует успех.  Все мы знаем, что в прошлом мы слишком сильно зависели друг от друга в структуре лидеров, и местные церкви, которые выросли и имели своих лидеров часто были под слишком сильным контролем лидеров из других церквей. Мы покаялись в этом, но маятник качнулся слишком далеко в противоположном направлении. Сейчас многие церкви очень независимы и довольно закрыты к влиянию извне, даже когда очевидно, что им нужна помощь. Взаимозависимость с искренней открытостью для помощи извне, когда все плохо, - это тот баланс, который нужен. И дайте мне констатировать очевидное: когда семьдесят пять процентов наших общин крестят между нулем и десятью людьми в год, все далеко не хорошо.

   

Мы чрезмерно боимся организованной структуры, которая может помочь решить наши проблемы. Сидя в нашей ракушке, мы боимся, что Большой Брат (кто бы это ни был сейчас) вернется и будет говорить нам, что делать. Большинство тех, у кого есть такой страх, по моему мнению, были раньше в Традиционных Церквях Христа, которые известны и гордятся своей независимостью. Видя плоды этого в двух разных движениях, мое прошлое, проведенное в традиционной церкви, заставляет меня двигаться в противоположном направлении, так как я знаю слишком хорошо все их ошибки. В самом начале движения у нас все еще были корни этого прошлого и очевидно оно влияло на такие сферы, как использование музыкальных инструментов в служении и взгляд на роль женщин; это если назвать только несколько сфер для примера. Мы наконец искоренили эти традиции из наших групп, но это не было ни быстро, ни легко. Более тонкие элементы, которые исходят из нашего прошлого, труднее определить, но для многих они все еще есть и мешают быть едиными как движению. У нас уже есть структура, которая в какой-то мере работает, и могла работать намного сильнее. Наши четко определенные географически семейства церквей могли бы получать огромную помощь, если бы они могли принять нужный уровень взаимозависимости и приветствовать помощь лидеров в собственной географической области. Но, чтобы это начало работать, нам придется отказаться от наших страхов и восстановить уровень единства, которого сейчас нет, по крайней мере в некоторых частях нашей страны и, может быть, и в других странах. Если мы этого не сделаем, принцип автономных общин будет останавливать прогресс, которого можно было бы добиться. Разве мы не можем научиться этому у традиционных церквей?    

 

Что ждет нас в будущем?      

                          

Тони Малхоллан - редактор Illumination Publishers International (IPI), и был им с самого начала в 2003. Он не только мой издатель, но и близкий друг и соработник на протяжении десятилетий. Тони, который был раньше в традиционной Церкви Христа, навестил церковь Кроссроудс в Гейнсвилле, Флорида, когда был еще подростком. Он увидел там столько огня и почувствовал столько энергии, что сразу переехал туда, когда ему было девятнадцать. Он служил там в издательстве восемь лет, пока не переехал в Бостон в 1987. Он переехал в Бостон, чтобы начать служение в издательстве, которое со временем стало частью Discipleship Publications International (фонд “Ученик”), и жил там до 2006 года, пока не перевез издательство в Хьюстон штат Техас.

                        

Так почему же я попросил его написать свой взгляд на будущее в конце этой главы? По нескольким причинам. Во-первых, он был с нашим движением во всех его разных состояниях. Он ездил по всей стране, записывая семинары и посещая церкви. У него есть более 25 000 уроков лидеров со всего движения в его личной библиотеке. Только некоторые могут похвастаться таким влиянием, как у него. Я, например, не могу. Во-вторых, исходя из всего этого, его взгляд на будущее должен быть услышан, ибо своим опытом он заслужил быть услышанным. Никто из нас не опубликовал больше книг или не прослушал и не выпустил столько аудио и видео материалов, чем он. Поэтому он знает нас и то, чему мы учим, в мельчайших подробностях. В-третьих, во многих наших разговорах за все эти годы по электронной почте, телефону и личном общении мы обнаружили уже давно, что наше будущее, учитывая каким было наше движение и какое оно сейчас, очень похожи. Одним словом, мы разделяем много опасений, особенно сейчас. Поэтому, я подумал, что его слова идеально впишутся в конец этой главы и я молюсь, чтобы мы все слушали с открытыми ушами и сердцами. Тони, помоги нам увидеть, то, что мы должны увидеть!   

                             

 

Тони Малхоллан                

Преданность тогда и сейчас

                        

Хотя это мой личный взгляд, вот некоторые тревожные тенденции, которые служат для иллюстрации различий в том, чем наше движение было в ранние дни по сравнению с настоящим. Они не отражают общую ситуацию в каждой церкви, но в какой-то степени влияют на каждое служение в нашем движении.

Я очень хорошо помню мое знакомство с нашим движением в самом начале, когда я переехал со своей молодой семьей из Техаса в Гейнсвилл, Флорида. У меня не было работы, и я переехал «в никуда» только из-за церкви и из-за их учения, которое оказало на меня огромное влияние. Они проповедовали «полную преданность» Иисусу, независимо от того на каком этапе жизни вы были - студент ли, неженатый, женатый, женатый с детьми или пожилой человек, это было одно ожидание, к которому вы были призваны. Я был приятно удивлен, что за редким исключением, это нашло свое отражение в церкви Кроссроудс. Те молодые люди, которые тренировались там и были высланы, чтобы начать студенческое служение в уже открытых церквях, обнаружили, что там совсем другая ситуация. Проповедь о полной преданности в конечном итоге стала решающим фактором в том, чтобы поколебать эти старые церкви. Старые члены Церкви чувствовали себя вызванными этим призывом к ученичеству, проповедованию и в целом радикальным покаянием, и открытостью. В итоге стало ясно, что большинство прежних прихожан в Церкви не собирались принимать это вторжение в их комфортный образ жизни (особенно из новообращенных). Они ценили крещения, рост Церкви и общее воодушевление, видя, как меняются жизни, но чувствовали, что это все было для молодежи. Большинство членов и даже лидеров (проповедников и старейшин) стали защищать первоначальное состояние. Я даже помню одну конференцию Церкви, на которой участники дискуссии обсуждали последствия доктрину «полной преданности» и проповедник гордо и вызывающе провозгласил: «Мы не допустим ни одной капли учения о полной преданности в нашей церкви». И не допустил.                                        

Каждый год журнал «Христианская Хроника» печатал список тех церквей, которые крестят больше 100 человек. В 1980 году на пике студенческого движения Кроссроудс, более трети таких церквей вели лидеры, натренированные в Кроссроудс. Как уже говорилось в этой книге, а также и других, в течении десяти лет фактически все эти церкви разорвали связь со студенческим движением. Оглядываясь назад, я могу сказать, что каждая из этих церквей без исключения уменьшилась в росте, влиянии и преданности. В конце концов «Христианская Хроника» перестала печатать ежегодный список церквей, крестящих более 100 (по понятным причинам).

Сейчас, когда исполнилось 35 лет нашему движению, я слышу, что тоже самое отношение возникло снова. Недавно, в беседе с лидером одной из наших церквей, один брат говорил о необходимости призвать людей вернуться к «полной преданности» Христу.  Но лидер сказал: «Мы не можем призвать людей вернуться обратно к такому уровню преданности, они не захотят этого». Услышав это, я подумал про себя: «Вероятно, он прав». Мы стали как наши отцы. С некоторыми из тех самых вещей, которые беспокоили нас в традиционных церквях Христа, с их недостатком преданности, теперь мы сами боремся у нас. Наш рост остановился, наш уровень рвения угас, и наша преданность ученичеству на практике стала считаться чем-то необязательным. И, самое тревожное, что, как и в традиционных церквях Христа, у нас теперь есть защитники существующего положения.

 

Ревность по Богу тогда и сейчас.

 

Мой первый визит на службу в Церковь Христа Кроссроудс был ошеломляющим. Я никогда не видел ничего подобного этому. В ту же секунду, когда я прошел сквозь дверь зрительного зала, я почувствовал, как наэлектризован воздух. Там стоял «гул» от общения. Это было как воссоединение любящей семьи, которая не виделась долгие годы. Люди говорили, смеялись и поддерживали друг друга, кругом было множество открытых Библий, потому что люди делились друг с другом откровениями, полученными из Слова Бога. Там даже были группы людей, молящихся вместе. И это все было еще даже до начала службы!

Когда служба началась, эта сила только возросла. Было чувство, что каждый член Церкви - участник хора. Мои глаза сканировали зал, и я не мог найти никого, кто бы не пел. Там не было солистов с красивыми голосами, певших в микрофон или музыкальных инструментов, заглушавших голоса из зрительного зала. Там не было сольных партий талантливых певцов, но акцент делался на каждом человеке, прославлявшем Бога. Это было первое место в моей жизни, где я чувствовал, что могу петь громко (хоть иногда и мимо нот), не будучи замеченным - потому что каждый пел. Вы не могли бы помогать «продолжать общаться друг с другом в псалмах, гимнах и духовных песнопениях, посылаемых Духом». Вам лишь нужно было «петь и воспевать Господа в сердцах ваших» (Ефесянам 5:19).

Этот «гул» не закончился и тогда, когда последнее «аминь» было сказано - он стал еще громче. То же самое, что было и до начала службы. Когда служба закончилась, никто не ушел. Я привык к посещению церкви, где большинство людей ринулось бы к выходу в надежде опередить баптистов в очереди на обед в ближайшем ресторане. Но здесь люди остались и общались. И, наконец, уборщицы или люди, ответственные за закрытие зала, были вынуждены выставить всех вон. Тот же сценарий повторился и на вечерних воскресных службах. Единственная разница состояла в том, что на вечерней службе были только христиане и не было гостей, как утром. Я быстро понял, что службы по воскресеньям и средам не были опциональными. Они были частью того, что значит быть преданным последователем Христа.

Как это сравнить с тем, что происходит сейчас? Наши службы сейчас очевидно выглядят иначе. Во многих местах все изменилось… другими словами, мы больше не слышим на службах этого гула. Они милые, но, в основном, скучные. Я больше не ощущаю этого чувства объединения семьи; хотя я вижу кое-где открытые Библии (или их электронные версии) и то, как они используются для того, чтобы ученики наставляли и учили друг друга.

Пение тоже изменилось. Больше энергии идет со сцены, чем из зала. Стало больше профессиональной аппаратуры, разбивки по голосам, музыкальных инструментов и даже записанных дорожек для аккомпанемента. Я недавно попал на службу, где случайно отключилось электричество и был поражен, насколько мало духовной энергии несло пение. Сразу обнажился недостаток учения как по поводу пения, так и по поводу ожиданий о том, насколько активно каждый член церкви должен участвовать в собрании. Наши службы и пение со временем превратились в выступление - а когда-то были тем местом, где ученики наставляли друг друга псалмами, гимнами и духовными песнями.

Недостаток преданности ясно виден, когда речь заходит о посещаемости на собраниях тела. Это видно во многих вещах. Люди приходят в зал сразу перед началом собрания - и их больше не надо выгонять из здания из-за того, что они слишком долго общаются. Посмотрите внимательно и вы сами убедитесь. Также во многих церквях время службы уменьшилось. Лидеры чувствуют, что люди заняты и не хотят отсиживать слишком долгую службу. Прибавьте к этому, что у нас уже не осталось ничего подобного воскресной школе (которая в Кроссроудс была обязательной), да и собраний у нас сейчас гораздо меньше, чем было когда-то.

                                

Собрания среди недели теперь уже не планируются для каждого ученика каждую неделю; беседы о Библии если и бывают, то весьма эпизодически. На практике некоторые собрания Церкви стали необязательными для людей (собрания среди недели, семейные времена, беседы о Библии и особенные времена учения, как это было раньше). Мы потеряли власть, которая приходит тогда, когда каждый объединен идеей продвижения дела Христа. Еще один пример этой проблемы я увидел, когда посетил проект “Надежды по всему миру” по сбору денег для бедных (это то, что мы делали с моими детьми на протяжении последних пяти лет). Он был организован Церковью с более, чем 600 членами. На проект пришло только 110 человек, это было очень удручающе. Все это отражает уменьшение преданности Телу Христа, которая является фундаментальной основой, из которой исходит эффективность служения. Мы учим меньше, чем, когда бы то ни было и потеряли ту силу, которая идет от пребывания в Слове и построения семьи; потеряли те возможности, которые нам это давало.

                                

После того, как мы приняли решение умереть для себя и сделать Иисуса Господом (Лк.9:23), наставничество (когда у нас есть наставник или группа наставления) было связующим инструментом, который помогал нам воплощать это решение на практике. Это как Иисус тренировал Своих двенадцать апостолов и это как Павел тренировал Тимофея и других. В первой части книги Деяний, когда апостолы были арестованы, было понятно, что они не были недавними выпускниками «Школы Тирана» или любой другой школы теологии. Они были необразованные, обычные люди. То, что было заметно и поразило еврейских лидеров, это тот факт, что эти люди были с Иисусом. Наставничество помогает нам двигаться вперед как это делал Иисус.

 

Наставление тогда и сейчас

                                

И в Гейнсвилле и позже в Бостоне я был обеспечен наставником в течении первых недель после приезда. В Бостоне, я очень хорошо помню то, как мой лидер Церкви говорил мне:” Ты может и сможешь попасть на небеса без наставления, но в эту Церковь - нет!” Конечно, там была глубокая и искренняя преданность наставничеству. Было ли это общение на равных, групповое учение или наставление от взрослого к молодому (каждое из которых я проверил на себе в Бостонской Церкви), это было катализатором, который двигал мою веру, мечты и стремление к практическим действиям. Это было орудием против моих грехов и слабостей, которое помогло мне менять мой характер, становясь похожим на Христа и дало мне мечту, кем я могу стать. Мне не всегда это нравилось, но я всегда ценил это. Хотя порой это было больно, но это давало плоды в моей жизни, которые стоят того, чтобы иногда напрягаться для отчетности, которая исходит от наставничества.                        

                                                                                 

Наставничество является наиболее важным инструментом, чтобы помочь нам довести до конца самые трудные аспекты нашей христианской жизни. Проповедь Слова - наиболее яркий пример этого. Для большинства учеников проповедование - это наиболее вызывающая вещь для их веры. Без постоянного призыва, обнадеживания и отчетности о делении нашей верой, это быстро исчезает в безвестности и только те, кто считает проповедование своим “даром” делает это. За последнее десятилетие, когда мы отказались от наставничества, приоритет проповедовать Слово (и делать учеников) пострадал вместе с этим. Теперь мы изо всех сил боремся, чтобы достичь хотя бы 1% роста. Если вычесть число крещений, которые происходят в семьях, когда крестятся подростки-дети учеников (хотя и они, конечно, важны), количество людей из мира ничтожно мало. Мы не успеваем за ростом населения в мире. В среднем, население в мире увеличивается на 210000 каждый день (более 75 миллионов в год), а все наше движение едва крестило около 7000 потерянных душ в 2015 году. Наше продвижение в обращении мира и рост зависит от наставничества. Без этого, мы не достигнем спасения наших городов и всего мира.                 

Наиболее тревожным аспектом в нашем необязательном подходе к наставничеству является то, что мы создали двойной стандарт членства в Церкви Бога. Ты можешь быть полностью преданным и зажженным учеником Христа - и ты будешь поддерживающим, вдохновленным и будешь принят. Ты также можешь быть вялым, непреданным, безучастным и не проповедовать - и будешь принят. Таким образом, когда появляются новообращенные христиане, Сатана использует это раздвоение сразу: он пытается убедить молодых учеников, что ты можешь жить так или иначе и будешь принят Богом. Когда Церковь принимает то, что не принимает Бог, Сатана ликует. С потерей Божьего стандарта Библейской преданности, мы потеряли разницу со всем религиозным миром вокруг нас, у которых низкий или небиблейский стандарт членства. Совершенное Тело Христа должно быть полностью предано Иисусу как Господу. Без наставничества это просто невозможно.                         

                                

Также, из-за недостатка наставничества во многих церквях, около 20% прихожан делают 90% работы. Те, чье сердце полностью предано, бросаются в эту работу. Но вскоре это становится духовным бременем для них, когда они понимают, что не все в той же лодке миссионерства. В конце концов эти добросердечные ученики перегорают. Это также влияет на тех, кто работает полное время на Церковь. Многие из работающих на Церковь не только обеспечивают духовное лидерство, но и несут тяжелое бремя офисной работы, проектирование и администрирование веб-сайтов, дизайна и распечатки флаеров, поиска залов для собраний и этот список можно продолжать. Из-за этих раздвоенных интересов распространение Царства через молитву и служение Слову скомпрометировано (Деяния 6:4).                 

Потеря наставничества также стала причиной расцвета различных групп поддержки. Я не принижаю значения той хорошей работы, которая делается (я опубликовал несколько книг в этой самой области), но многие из этих потребностей были бы удовлетворены, если бы наставнические отношения функционировали. У нас теперь есть группы по восстановлению, в том числе по сексуальной идентичности или восстановлению сексуальной чистоты, по химическому восстановлению, по восстановлению после развода, группы по прохождению горя, группы по управлению гневом и целая индустрия доморощенных психологов, у которых больше пациентов, чем времени, достаточного для их консультирования. Это только лишь отражает общество в целом. Мы все стали жертвами, нуждающимися в восстановлении вместо того, чтобы стать грешниками, которые нуждаются в прощении.                        

                                

У меня есть близкий друг, сильный ученик, который теперь регулярно посещает психиатра. Я спросил у него, зачем он это делает. Он ответил:” Честно говоря, так у меня есть возможность общаться с кем то, кто слушает меня и помогает мне. Это то, что я использовал во времена наставничества, но теперь это больше не доступно”. Я думаю, он прав. Всегда будет нужда в профессиональных специалистах - христианах по психическому здоровью, чтобы иметь дело с более серьезными проблемами, и это важно. Но искренние и близкие наставнические отношения могут решить и предоставить необходимую помощь для большинства из нас, чтобы справиться с жизненными вызовами.                         

        Очевидно, у меня есть серьезные опасения о направлении нашего движения. И я не одинок; есть многие, кто осознает, что у нас есть проблемы, но не имеет возможности или обсуждения, чтобы решить их: и многие уже сдались, чтобы это делать. Возможно, нынешнее поколение лидеров уже прошло точку невозврата. Может быть, новое поколение учеников поднимется там, где мы пошли на компромисс. Но я верю, это еще возможно развернуть, и Гордон предложит пути для этого в следующих главах.                

                        

 

Ссылка на оригинал - http://files.constantcontact.com/6bcf21e4501/82700a8f-c0bb-4aba-8a7d-dbea760f4d4a.pdf

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *